Личный рекорд бабы Нины

61














С декабря 1947-го до декабря 2007года работала Нина Спивакиз села Чернецкое Талалаевского района в местном хозяйстве. 1 декабря 1947-го колхозом «14-летие Октября» трудовая книжка была выписана 13 -летней девочке (родилась Нина Васильевна 14 октября 1934 года), а выдана ей на руки уже в связи с выходом на пенсию — 1 декабря 2007-го. Вот такая случайность в датах, за которыми — 60 лет трудового колхозного стажа, 53 из которых она проработала свинаркой, без отпуска… Такой стаж претендует по меньшей мере на всеукраинский рекорд.


— Нельзя сказать, что я совсем в отпуск не ходила, — уточняет Нина Васильевна. — В 1959-м я Толю родила, так два месяца дома была. В 1985-м мне операцию в Прилуках делали — была на больничном, наверное, тоже месяца два. Сказали врачи, чтобы на легкий груд переходила. А где в селе легко? Муж помогал, он тоже всю жизнь на свино-ферме фуражиром работал. По документам мне отпуск, бывало, и писали. А как уйти, оставить свиней кому-то чужому? Они любят одного хозяина.

Ее отец погиб осенью 1941-го, когда немцы наступали. Он воевал в части, оборонявшей Прилуки.

— Кто-то маме передал, что видел его там то ли раненого, то ли убитого среди других сельских мужчин. Мама с женщинами ходили туда пешком (это километров 70), но не нашли своих мужей ни среди раненых, ни среди мертвых. А похоронку получили, — рассказывает Нина Спивак. — Очень тяжело было нам расти без отца. Я была старшая, сестра Настя — с 1937-го. Взяли меня в 13 лет рассылочной в колхозную контору. Когда немного подросла, стала с мамой на всякие колхозные работы ходить. Покойный председатель Иван Давыденко уговаривал пойти в свинарник, который как раз организовывали в селе. Я очень не хотела — тяжело там, все вручную, а один только запах чего стоит! А он мне говорит, что все равно пойду, хоть и не хочу. И пошла. Маму как-то он подстерег с котомкой свеклы, потом второй раз, а тогда и говорит: «Не пойдет, Маруся, твоя Нинка в свинарник — в тюрьму сядешь!» Куда же мне было деваться?

— Наверное, Вы на председателя затаили обиду? — спрашиваю.

— Да где там. По работе он меня никогда не ругал. Ты же видела — трудовая благодарностями списана, я все в ударниках ходила. Хотя все те благодарности пенсии мне не добавили. Я зла не держала на Давиденко, тогда такое время было. Нужно было кого-то и в свинарник загонять работать, а кого же первого, как не сироту. Уже когда он жил одиноким пенсионером, я 15 лет кряду, вплоть до его смерти, хоть раз в неделю носила ему молоко, навещала. И он меня спрашивал не раз, не сержусь ли на него, что на ферму загнал. Так мне, видимо, судилось. В 1953-м приехал к нам мамин брат Михаил из Подмосковья. Видит, что нам трудно живется. Решил одну из нас забрать к себе — Насте только 16 исполнилось, но она была бедовее, как за ниточку ухватилась. Там век свой и прожила, в ресторане работала, да уже 8 лет нет ее на свете. А я в свинарнике осталась. До 73 лет там и пропахала, аж пока новые хозяева не развалили ферму.

На ферме и с мужем, Николаем Спиваком, познакомилась, хотя и жили в одном селе, только в разных углах. В клуб не в чем да и некогда было ходить. В 1958-м пошел Николай к ним в примаки. Растили единственного сына Анатолия, строили дом, держали дома большое хозяйство и все это совмещали с бесконечной работой на ферме. Складывали деньги на книжку, чтобы купить сыну добротное жилье и машину. «На книжке» они и остались.

Больше всего мечтали оба, чтобы сын поехал учиться в'Киев. Анатолий окончил в 1976-м Сильченковскую среднюю школу с золотой медалью. Поехала и мать с сыном «поступать» в Киевский национальный университет им. Т. Г. Шевченко. Спрятала на груди несколько тысяч карбованцев, которые готова была отдать любому, чтобы сына взяли в науку, только кому же?! Все чужие, озабоченные, куда-то спешат. И к кому из них подойти?.. Анатолий оставил мать на скамейке в парке напротив красного корпуса университета, а сам пошел попытать счастья. Вышел с первой пятеркой — и как медалист стал студентом исторического факультета. Разве не заплачешь от счастья! Окончив его, до выхода на пенсию по выслуге лет Анатолий учительствовал в Оль-шанско-Новоселовской средней школе Васильковского района на Киевщине. Там и теперь живет с женой Любовью и сыном Толей. Внучка Юля с мужем Александром живет в Киеве.

Родилась Юля в ноябре 1982-го. Вышло так, что следом за дочерью сын с невесткой собрались и сыночка «покупать». Невестке, тоже педагогу, нужно было выйти на работу, чтобы не прерывать стаж. Родители без сетований на занятость забрали Юлечку, которой исполнился только год. При этом оба работали на ферме, до которой лишь в одну сторону — 3 км. Маленькое детское сердечко с тех пор и приросло к бабушке с дедушкой. Эта идиллия продолжается до сих пор.

— Я всегда так ждала лета, чтобы быстрее поехать в Чернецкое, — рассказывает Юля. — Когда родители намекали, что бабушке будет тяжело со мной, обижалась. Хотя теперь, взрослой, мне трудно даже представить, как физически она могла выдерживать такую нагрузку. Утром, когда дедушка с бабушкой уже работали на ферме, я часто еще спала, а вечером «ребенка» брали с собой. Бывало, что утреннее убирание затягивалось и до обеда. Тогда дедушка вез меня на ферму на мотоцикле, и я там играла, а лет в 6-7 уже помогала им. Никто и нигде в наше время не научил бы меня тому, чему научили мои дедушка с бабушкой. Маленькой, бывало, я даже засыпала с поросятами, рядом бегали крысы, но я их не боялась. Крыс очень много жило на ферме — быстрее свиней к корыту сбегались, уши свиньям обгрызали. Меня ничего не заставляли делать, но я сама и на ферме, и дома бралась за все, что делали бабушка с дедушкой. А в августе мы ехали на рынок в Прилуки или в Среб-ное продавать домашних поросят и собирать меня в школу. Бабушка говорила, что на все эти обновы я за лето сама заработала, потому что трудилась. У меня поэтому был стимул еще больше им помогать. Потом бабушка с дедушкой собирали деньги «учить ребенка», я окончила Белоцерковский техникум мясо-молочной промышленности, Киевский университет пищевой промышленности, имею еще и бухгалтерское образование. Работаю бухгалтером в центральной лаборатории по анализу качества лекарственных средств и медицинской продукции в Киевской области. Начинала трудовую биографию мастером на мясокомбинате в Вишневом. Если бы не закалка бабушкиной фермой, вряд, ли смогла бы там работать. На ферме часто резали свиней, и я это воспринимала как должное. А вот бабушка всегда пряталась. Помню, когда-то она травами отпаивала больную свинку. Та выросла и за бабушкой ходила как собачка. Однажды мы пришли на работу, а свинку зарезали. Бабушка даже заболела. Она вообще никогда не ела жирного и не любила мясо.

Я стараюсь хоть раз в месяц к своим старичкам приехать. Как-то летом посадила бабушку в свой автомобиль и повезла посмотреть на руины, оставшиеся от свинофермы. Она плакала… и я тоже. В тех руинах — вся ее жизнь и мое детство. Бабушка никогда не сюсюкала со мной, но любовью ко мне наполнена вся ее жизнь. Часто вспоминаю, как бабушка на ферме зарабатывалась до поздней ночи. Идем вдвоем с ней с работы по глубокому оврагу. Роса. Она, такая маленькая, берет меня на спину, «чтобы ребенок ножки в росе не намочил». А у ребенка ножки уже такие длинные…

Каждый раз, когда уезжаю из Чер-нецкого домой, все больнее их оставлять. Посигналю, а они стоят у двора, машут руками, кажутся все меньше и меньше, и я прошу у Бога, чтобы дал им обоим здоровья и чтобы мы снова увиделись. Хотя бы еще раз…

Александра Гострая, "Гарт" №27 (2676) от 3 июля 2014

По материалам http://www.gorod.cn.ua/

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий