Олег Покальчук : Уехать или остаться в Украине: о чем говорят цифры соцопросов

6














Охота к перемене мест — достаточно древняя черта человеческого поведения. Она связана с истощением естественных источников пищи и разрушением естественных укрытий от непогоды и хищников. Отнюдь не с желанием любоваться красотами чего-то там, или дерзко испытать судьбу свою младую. Этот гораздо более поздний паттерн "от нефиг делать" появился из-за другого, возможно еще более древнего человеческого свойства — жадности. Вот у тебя есть, а хочется еще. Впрок, про запас и на всякий случай.

Когда мы видим результаты социологического опроса, в котором больше половины украинцев не хотели бы уехать за границу на постоянное место проживания, то наша патриотическая часть души ликует, а зоологическая недоуменно спрашивает: "ну и?.."

Попробуем предоставить свой вариант ответа.

Во-первых, эти почти 65% не хотели бы навсегда выехать за границу. Здесь ключевым является слово "навсегда", поскольку оно отражает постсоветский страх эмиграции, при котором уезжающих едва ли не отпевали, поскольку это казалось симулякром их физической смерти. Умирать по принуждению, как и по выбору, хотят далеко не все, поэтому здесь включается механизм инстинктивного отторжения такого варианта событий.

Возраст этих людей не имеет принципиального значения, поскольку страхи такого рода — генетические и неосознанные.

Во-вторых, не менее интересна та вторая часть, которая хотела бы работать за границей. Но не работает. Как-то с рынком труда отношения у них не складываются. Те, кому было и есть что предложить на европейском рынке трудовых услуг, давно себя там нашли и находят. Да не просто находят — мощные хедхантеровские пылесосы мгновенно высасывают из нашей среды способных и перспективных, для ассимиляции там, у себя. А все причитания о сложностях визового режима — это стенания сотен тысяч мелких (и не очень) приграничных контрабандистов водки и сигарет. Да, и множества честных гастарбайтеров тоже. Но 90-е с их уклонениями работодателей от налогов закончились давно, но, похоже, они предпочитают этого не замечать.

Хотя пару кликов в Гугле откровенно показывает, что даже для примитивного ручного труда все еще существуют вакансии. Но — с условиями знания местного языка, и, что более важно — принятием местных норм и правил поведения как безусловно приоритетных. Понятно, что принимающая сторона заинтересована в ассимиляции людей любого образовательного уровня, но при условии принятия ими очень жестких правил игры. Детям и внукам уже будет полегче, но это еще дожить, а хочется тут и сейчас, и побольше.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий