Письмо из Луганска: украли все – даже старые трусы

3














Письмо из Луганска: украли все – даже старые трусы

У моего соседа-холостяка событие – приехала тетушка.

Денежная тетушка почти из Бразилии приехала откуда-то, где жила с детьми, чтобы решить в Луганске скопившиеся вопросы. Здесь нужно сделать паузы и спросить у вас – что для вас ваш дом? Дом не в смысле сьемной комнаты, а именно ВАШ ДОМ, в котором вы делали ремонт, меняли трубы, чинили отопление, покупали мебель, расставляли ее, а потом занимались на ней любовью?

Словом, были счастливы или счастливы до сих пор? Описывая ДОМ можно вспомнить первые шаги ребенка, солнечный луч, в котором танцуют пылинки, утренние запахи из кухни, уют семейного вечера, словом, все то, что составляет понятие ДОМА почти для всех. Так что для вас дом и насколько он важен?

В дом тетушки моего соседа вьехали летом-2014 и харчевались там местные военные. Дом находился в том месте, которое принято называть стратегическим объектом – почти на передовой. За домом присматривали родственники, но присматривать они смогли уже потом, когда начал хоть как-то ходить транспорт и перестали стрелять.

Они-то и узнали, что частный дом стал солдатской столовой. А надо сказать, что дом этот был полной чашей – в нем жила и была до войны счастлива семья, было все необходимое и вообще все-все было.

Тетушка нашла свой дом целым, но пустым. Из дома каждый унес все, что приглянулось – металл, технику, одежду, домашнюю утварь, старую швейную машинку и даже гвозди. Найти крайних в этой истории, конечно, невозможно. То ли военные прошлись цыганским табором по всему тому, что наживалось долгую жизнь, то ли соседи после…

Тетушка сокрушается: «Даже старыми трусами не побрезговали! Гвоздя нет, чтобы вбить!» Истории о таких рейдах можно рассказывать бесконечно. Я услышала странную оправдательную фразу от тех, кто на стороне местной «армии»: «Им же нужно было где-то жить!» Сейчас «военные» живут и питаются в объектах другого порядка собственности – оставленных частных вузах, ресторанах с новым значением столовых, брошенных офисах и на фабриках.

Масштабы уже не те. Хотя то лето, когда разбогатеть в одночасье мог вообще любой, вспоминают многие: «Тебе удалось украсть что-то летом 2014», – обсуждают сзади меня два парня в маршрутке. «Я по мелочи, но я слышал, что кто-то…» И дальше идут невероятные истории в духе графа Монте Кристо о внезапном богатстве.

Моя знакомая оказалась возле одного из супермаркетов в тот момент, когда всем гражданским «военные» милостиво разрешили брать просто все. Моя знакомая настолько оторопела, что только дома поняла, что схватила только детские трусы и растительное масло.

Знакомый, который побывал в армии пару месяцев и лишился глаза, приобрел массу полезных вещей – кучу металла с охраняемого завода, полный погреб йогуртов и творожков, десятки комплектов военной формы и массу историй о такой «службе»: «Стройматериалов мне теперь на дом хватит!» Время от времени я слушаю истории о том, как грабили горящий «Эпицентр» и сокрушения тех, кто не успел в этом принять участие: «Как же жаль, что меня там не было! Мне столько всего нужно!»

Говорят, перемены нужно начинать с себя. Не брать, не убивать, не завидовать. Насколько это реально? Можно ли поменять людей? Реально ли это? Нет, думаю. Но как же хочется ошибаться.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий