Умланд: «Европейская интеграция — антинационалистический проект»

6














О перспективе европеизации Украины, о том, что у западных политиков в нынешней политической власти Украины вызывает разочарование, а также об угрозе, которую несет в себе украинская историческая память, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал немецкий политолог Андреас Умланд, давно работающий в Украине.

Новости Украины – From-UA: — Господин Умланд, добрый день! В украинском обществе более чем через два года после Майдана нарастает критика всего что происходит. Что, на ваш взгляд, делается в Украине точно правильно? Чем вы однозначно довольны?

Андреас Умланд: — Есть определенное продвижение в вопросе реформ. За последние два года было проведено больше реформ, чем за предыдущие двадцать лет. Яркие примеры – образование новой полиции, системы ProZorro для государственных заказов, и ряда других реформ, которые все-таки прошли через Верховную Раду – правда, часто с трудом.

Главный успех – внешнеполитический – это подписание Соглашения об ассоциации и ЕС. Скоро, не позже следующего года, для украинцев будет, наконец, введен безвизовый режим на краткосрочные поездки в ЕС.

В сегодняшних условиях то, что Украина выжила, сумела построить более боеспособную армию – нужно считать также большим успехом. Сейчас Украина находится под большим нажимом России Путина, который хотел бы, чтобы украинская европеизация и демократизация не состоялась, потому что это для него составляет внутриполитическую угрозу.

Новости Украины – From-UA: — Чем вы однозначно недовольны? Что делается абсолютно не так?

Андреас Умланд: — Я бы выделил два фактора.

Первый – это то, что сейчас предмайдановская политическая система старается воссоздаться в новых условиях. Грубо говоря, донецкие меняются на винницких. Старая, так называемая неопатримональная система (неформальных кланов, круговой поруки, блата, черного пиара, политических технологий) сейчас старается воспроизвестись.

Главная проблема сразу же после Майдана – это проведение выборов, как президентских, так и особенно парламентских, по правилам предмайданной Украины. Они опять были проведены без помощи финансирования партий и электоральных кампаний со стороны государства. Снова была воспроизведена полупрезидентская система. В одномандатных округах мы наблюдали всяческие манипуляции. Этими выборами было заложено то, что старая система имеет шанс воспроизвести себя в новых условиях, под новыми лозунгами, и сохранить неформальную структуру олигархического управления за кулисами.

Это в принципе сейчас все осознают, и гражданское общество борется с этим. Поэтому все-таки, рано или поздно, старая политическая система будет трансформирована. Например, введение госфинансирования избирательных кампаний партий и переход к пропорциональной системе с открытыми списками – если эти реформы состоятся, то политическая система изменится и станет новой.

Большая проблема в том, что не прошло поднятие зарплаты депутатам в ВР. Низкая зарплата депутатов – это в интересах олигархата. Я вижу за кампанией против повышения зарплат депутатам руки олигархов, которые хотели бы, чтобы депутаты были финансово зависимы от них.

Вторая проблема, менее осознанна и более спорна – это политика памяти. С 2014 года происходит новая мифологизация украинской истории. Старые коммунистические мифы сейчас уходят, и в принципе можно приветствовать декоммунизацию. Но одновременно возникает новая апологетическая политика памяти, которая представляет ультранационалистов ОУН-Б, как некий эталон украинского патриотизма. Это создает множество проблем как внутри Украины, так и во внешних отношениях.

Последнее время, почти каждый месяц – новый скандал в связи с этой темой: голосование в Польском парламенте касательно Волыни, реакция на выступление израильского президента в ВР, статья Джоша Коэна во влиятельном американском журнале «Foreign Policy» об Украинском институте национальной памяти и т.д. Это создает множество проблем для Украины на внешнеполитической арене.

Новости Украины – From-UA: — Господин Умланд, вы уже высказывались довольно остро об опасности героизации и символизации Бандеры. Но ведь в условиях воюющей страны это выглядит неизбежным побочным эффектом – нации нужны символы борьбы с внешним врагом. Как быть в этой сложной ситуации?

Андреас Умланд: — Да, я понимаю, что народная героизация ОУН-Б и превращение этой героизации в некую государственную политику, в первую очередь, связана с тем, что Украина уже более двух лет находится в состоянии войны. Многие люди видят параллели между той войной, которую когда-то ОУН-УПА вели против СССР, и сегодняшней ситуацией. И действительно есть некая линия континуитета: Евгений Коновалец был убит агентом НКВД, потом Степан Бандера был убит агентом КГБ, и сегодня президент России – бывший сотрудник КГБ. У многих есть ощущение, что они продолжают ту борьбу, которую когда-то вели ОУНовцы.

Но история ОУН-Б намного более сложная. Задача Института национальной памяти как раз должна была бы быть в том, чтобы изложить противоречивость этой исторической памяти. Ведь Украина, за которую тогда боролись ОУН, Бандера, Шухевич, Стецько и другие, была совершенно другая, чем послемайданная Украина. Это была ультранационалистическая однопартийная Украина, тоталитарное и идеократическое государство. Многие члены ОУН-Б героически боролись и трагически погибали за независимость Украины, за Украину, внутренний строй которой был бы более похож на фашистскую Италию, чем на сегодняшнюю Италию, на сегодняшнюю Россию, чем на сегодняшнюю Украину.

Это и приводит к проблемам во внешних отношениях с западными партнерами, с ЕС, Германией, Польшей и другими странами. Такая историческая память не соответствует сегодняшнему политическому курсу Украины на европейскую интеграцию. Ведь европейская интеграция началась как антинационалистический проект. Она не была антимосковским, антироссийским, антисоветским проектом. Она началась как западноевропейская инициатива после двух мировых войн и была реакцией на ужасные последствия тех ультранационалистических настроений в довоенной Европе, частью которых и была ОУН-Б. Хотя таким образом украинские ультранационалисты были, в свое время, очень даже европейским явлением. Однако восхваление ОУН-Б в сегодняшней Украине находится в глубоком историческом противоречии с базовым смыслом европейской интеграции после 1945-ого года.

Новости Украины – From-UA: — В Украине налицо некоторое разочарование евроинтеграцией. Говорят, что и в Европе есть разочарование Украиной. Насколько это все оправдано, и какие может иметь последствия?

Андреас Умланд: — Взаимные упреки оправданы. Украинцы имеют множество причин быть недовольными уровнем поддержки со стороны ЕС в противостоянии с Россией, а с другой стороны, ЕС имеет веские причины быть недовольным ходом реформ в Украине сегодня. Тем не менее, как и Украина обречена на европейскую интеграцию, так и ЕС обречен на постепенное включение Украины в европейские структуры. Другого пути нет. Хотя сейчас есть распри и разногласия между Украиной и ЕС, но все равно между ними фундаментально остается взаимное притяжение.

Новости Украины – From-UA: — Как вы оцениваете деятельности и планы команды иностранных советников-реформаторов (таких как, например, Бальцеровича-Миклоша)? Поможет ли это реформировать страну? Будут ли к ним прислушиваться украинские власти?

Андреас Умланд: — Можно только приветствовать, что таких видных экспертов со стажем, и я бы в эту плеяду поставил бы ещё грузинских реформаторов, приглашают и к ним прислушиваются. И можно только надеяться на то, что они будут иметь влияние и продвигать реформы, потому что, как я уже говорил, есть сильное сопротивление со стороны старого политического класса Украины.

Старая система, клановая и олигархическая, хочет воспроизвести себя в новых условиях и оставить старые связи и механизмы в силе – просто себя переименовать и назвать себя «хорошими европейцами», но работать дальше в старом духе.

Иностранные советники, которые не связаны со старой политической системой, смогут помочь гражданскому обществу Украины и украинским реформаторам, которые, конечно, есть и в парламенте, и в правительстве, и в других государственных институтах. Всем им вместе удастся все-таки изменить механизм принятия решений в Украине таким образом, чтобы они принимались в интересах государства и народа, а не в интересах отдельных финансово-олигархических групп.


Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий