Грузинское чудо преодоления коррупции: не все так просто

0














Реформы, проведенные в Грузии в середине нулевых, многие из международных институтов преподносят как пример для наследования Украине.

На шлейфе именно этого успеха команда Президента Саакашвили «за ночь» получила украинские паспорта и должности в большой политике. Но оказалось, что, несмотря на стремительный всплеск Грузии в рейтинге прозрачности (ТI), ситуация с коррумпированностью власти в стране далека от той картинки, которую рисуют адепты «грузинского чуда».

 В интервью газете «День»  — менеджер проектов Transparency International (ТI) Грузия Эрекле УРУШАДЗЕ , привел примеры, на основе которых он делает выводы, что ТОП-коррупция в Грузии не была искоренена, поделился мыслями — почему их не видели такие международные организации, как Всемирный банк, и рассказал, что нужно знать Украине о так называемых антикоррупционных реформах Саакашвили.

 Эракле, какова сегодня ситуация со взятками в Грузии? Берут или нет?

— Уровень бытовой коррупции в Грузии благодаря реформами 2000-х был снижен практически до нуля. Это, конечно, заслуга тогдашнего правительства Саакашвили. Но и нынешняя власть — этот результат также сохраняет и поддерживает. Как показывают разные социальные исследования и опросы, уровень бытовой коррупции и уровень взяточничества в сфере социальных услуг в Грузии остается одним из самых низких в мире.

Но относительно коррупции «наверху», у нас, опять же, ситуация сегодня напоминает ту, которая была при Саакашвили. Я говорю о том, что когда кто-то из журналистов или представителей общественности сообщает информацию относительно коррумпированности кого-то из топ-чиновников, правоохранительные органы на это не реагируют, расследование не проводится. Для Грузии все еще остается вызовом и серьезной проблемой создание эффективного механизма для разоблачения возможных выпадов ТОП-коррупции.

— Как вы думаете, почему?

— Причина та же, что и была при правлении Саакашвили, — отсутствие независимых следственных органов. Речь идет и о «классической» прокуратуре, и о каком-то специализированном агентстве по борьбе с коррупцией.

Основной проблемой Грузии в вопросе борьбы с коррупцией, да и демократического развития в целом, является крайне высокий уровень концентрации власти в руках правящей партии. Узурпированы все институты до такой степени, что невозможно представить, как и кто может начать борьбу против своих близких союзников.

 Можете привести примеры, на основе которых вы делаете выводы, что власть в Грузии коррумпирована в настоящий момент, и была коррумпирована при Саакашвили?

— После парламентских выборов, которые проходили в Грузии в ноябре прошлого года, мы в ТI проанализировали взносы в предвыборные фонды разных партий и сравнили их с декларациями лиц, подававших их. И обнаружили там ряд парламентариев, которые делали взнос на счет предвыборного фонда правящей партии на сумму, которая практически равнялась, а иногда и превышала их задекларированный годовой доход. Об этих фактах мы сообщили широкой общественности. И они, по крайней мере, должны были быть расследованы. Ведь есть два варианта нарушений, о которых они могут свидетельствовать. Первый — это фиктивные взносы. То есть эти люди реально не перечисляли взносы, их фамилии просто использовали для того, чтобы прикрыть истинных «спонсоров», чтобы обойти норму закона о финансировании политических партий. Либо они неправильно задекларировали свои доходы, что тоже является нарушением. Но следствия не было.

 Также в прошлом году мы опубликовали достаточно детальное исследование деятельности министра культуры и его заместителя. До того, как прийти на государственную службу, они были бизнесменами.   Их компания зарабатывала на организации концертов при участии известных западных звезд. После того как они возглавили министерство, именно эта компания стала получать наибольшие заказы от государства. Часто — вне конкурса, без тендеров. И опять-таки дело открыто не было, следствие не велось.

Также мы публиковали отчеты относительно участия должностных лиц в бизнесе. В законодательстве Грузии четко определено, что государственный служащий может быть лишь владельцем акций коммерческих компаний, и не имеет права занимать в ней никакую должность и получать доходы. Но некоторые парламентарии и министры эту норму нарушали, но не показывали свои доходы от бизнес-деятельности в декларациях, что тоже является нарушением законодательства. Однако правоохранительные органы этого тоже не видят.

Были еще случаи, связанные с приватизацией земли в Тбилиси в интересах компаний, связанных с госчиновниками…

В 2011 году были ситуации, когда определенные компании получали огромные госзаказы без открытого конкурса, без тендеров. А через определенное время владельцы этих фирм делали огромные взносы в фонд правящей партии.

Это все случаи, которые указывают на возможность совершения коррупционных действий. Все они исследованы и приведены нами, нашими коллегами из общественного сектора и журналистами. Но я не могу вспомнить ни одного примера, чтобы хоть что-то из этого, что я перечислил, заставило стражей порядка открыть дело и провести расследование.

— В интервью «Дню» («Иностранцы не помогут, нужна своя воля», от 8 декабря 2014 года) Михаил Саакашвили как аргумент того, что ТОП-коррупции в Грузии при его правлении не было, привел нулевой уровень бытовой коррупции. Мол, как может начальник, который сам берет взятки, убедить подчиненного не совершать подобное?! А поскольку «клерки» действительно не брали, значит, и ТОП-чиновники не могли, убеждал нас Саакашвили. А вы говорите, что бытовая коррупция так и остается на нулевом уровне, а вот примеров ТОП-коррупции за две минуты по памяти можете привести десятки. Почему так? Что сломалось? Почему логика аргумента Саакашвили не работает больше?

— Она и тогда не работала. Я лично никогда не мог понять этого аргумента до конца. А теперь он и для самого Саакашвили звучит абсурдно. Ведь по его логике он должен признать, что ТОП-коррупции и сегодня нет в Грузии, так как бытовая — до сих пор на нуле. Но и сам Саакашвили, и представители его партии обвиняют нынешнюю властную верхушку в коррумпированности.

И сейчас, и тогда при Саакашвили, мы в ТИ знали, что есть определенные формы коррупции, которые  не связаны с бытовой.  Да, те, которые построены в форме пирамиды, — деньги поднимаются снизу, а затем распределяются наверху — у нас были искоренены. Рядовой полицейский действительно не берет, и не может взять взятку. Но что касается системы государственных закупок, то там много «теневых историй», когда тендер министерства обороны выигрывают компании, связанные с министром обороны, например.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

1
2
Загрузка...