Леонид Кравчук: старые грехи первого президента. ЧАСТЬ 1

0














Крушение надежд и привычного образа жизни, экономический кризис, разгул преступности, финансовые аферы, гиперинфляция, тележка «кравчучка» и разящая безысходностью фраза «маємо те що маємо» — вот с чем у украинцев ассоциируются начало 90-х годов, когда страною управлял её первый президент. Даже в исторической оценке своей деятельности Леонид Кравчук умудрился разочаровать всех: одних тем, что предал и развалил СССР, а других тем, что разоружил и разорил Украину. Возможно, всё могло быть иначе, если бы он имел мужество говорить людям правду. 

Пропагандист коммунизма

Леонид Макарович Кравчук родился 10 января 1934 года в селе Большой Житин Ровенского повета Волынского воеводства (Речь Посполитая, ныне Ровенская область Украины). По его словам, их семья была чисто крестьянской, и, не имея своей земли, родители работали у польских колонистов. Впрочем, детские воспоминания первого президента Украины вызывают некоторые сомнения. Дело в том, что Леонид Кравчук рассказывал журналистам, что его отец в 30-е годы служил в польской кавалерии, и даже поделился сохранившемся фото. Однако на той фотографии Макар Кравчук одет не в кавалерийский, а в пехотный мундир (у польской кавалерии на петлицах была «зубчатка», у пехоты флажки), а полоска и звезда на погонах свидетельствует о его офицерском звании. Но вряд ли кадровый офицер был безземельным батраком – напротив, это вышедшие в отставку польские офицеры получали участок земли в Восточных Кресах (Западной Украине) и нанимали себе работников среди местных бедняков. А учитывая националистическую внутреннюю политику второй Речи Посполитой, возникает вопрос, был ли он вообще украинцем (и Кравчуком)? Конечно, трудно утверждать наверняка, глядя на старое фото, но похоже, что семья Кравчука хранит некие секреты своего прошлого.

Родители Леонида Кравчука

Когда Леониду Макаровичу было шесть лет, в село пришла Красная Армия и оно стало частью Советской Украины. Через два года в село пришли немцы, и оно стало частью рейхскомиссариата «Украина». Еще через три года в село вернулась Красная армия и социализм. Затем в селе появились «бандеровцы», потом их выловили «эмгебешники». Такая череда смена властей и государств отразилась на мировоззрении юного Лёни Кравчука, на всю жизнь лишив его «политического стержня». И в будущем он не раз будут менять свою политическую позицию, приспосабливаясь к текущей ситуации. При этом он с юных лет обладал талантом убеждать других в том, во что он сам не верил. Благодаря чему он и сделал карьеру сначала пропагандиста, а потом идеолога коммунизма – перескочив потом в кресло президента независимой Украины. «Свою думку не міняє або дурний, або мертвий. Я ж не те і не інше», — пояснял потом Леонид Макарович свои политические метания.

Леонид Кравчук и его супруга Антонина Кравчук (Мишура)

Нормально учиться в школе в таких условиях было невозможно, однако поколению войны государство делало большие поблажки, поэтому в 1949-м Кравчук поступил в Ровенский кооперативный техникум: кооперация в те годы занималась розничной торговлей, производством продуктов и ширпотреба, сферой услуг, и лишь при Хрущеве все это было переведено в государственную форму собственности. Окончив его с отличием, в 1953-м Кравчук поспешил поступить в Киевский университет им. Шевченко – что избавило его от трехлетней службы в армии (он прошел лишь военную кафедру). После института он полтора года поработал учителем в Черновицком экономическом техникуме, терпя спартанские условия – пока не зарекомендовал себя перед горкомом КПУ. И в 1960-м году для Леонида Кравчука началась новая жизнь, когда он перешел на работу в Дом политпросвещения (лектором), а затем в отдел агитации и пропаганды горкома (помощником секретаря, заведующим). 

Стоит заметить, что в то время на Западной Украине партийные агитаторы не ограничивались скучными лекциями о решениях очередного съезда КПСС, а выполняли директивы по борьбе с «буржуазным украинским национализмом» и «суевериями» (религией). И судя по тому, как успешно взлетала карьера пропагандиста Кравчука, свою работу он выполнял с энтузиазмом, с огоньком. 

Леонид Кравчук в 80-е

В 1967-м Кравчук окончил аспирантуру в Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве (ныне – Российская Академия управления), защитив диссертацию по теме «Сущность прибыли при социализме и её роль в колхозном производстве». После чего он 20 лет строил свою карьеру в киевских кабинетах ЦК КПУ: от инспектора до заведующего отделом агитации и пропаганды, а затем члена Политбюро и второго секретаря ЦК КПУ, то есть главного идеолога компартии Украины. Где к фронту его идеологической работы с конца 70-х (начало массовой эмиграции евреев) добавилась еще и «борьба с сионизмом», вызвавшая в республике эхо бытового антисемитизма.

Карикатура на «жидобандеровцев» в советском журнале «Перец»
Такую политическую сатиру лично благословлял главный идеолог КПУ

Кроме того, Леонид Кравчук вместе с КГБ курировал деятельность церквей: притесняя протестантов (баптистов, пятидесятников) и держа под колпаком украинскую РПЦ, чей митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко) был хорошим знакомым и «протеже» Леонида Даниловича. Впоследствии, став президентом, Кравчук поможет ему создать собственную церковь УПЦ КП. 

 

Автономия Крыма и независимость Украины

Традиционно первым (и последним) советским референдумом считается всенародный плебисцит 17 марта 1991 года по вопросу сохранения и преобразования СССР. Однако на самом деле первый советский референдум состоялся двумя месяцами ранее (20 января 1991 г.) в Крыму, и был ключевой деталью грандиозной политической аферы, аукнувшийся Украине спустя 23 года. К тому времени Леонид Кравчук уже занимал должность председателя Верховной Рады УССР, а потому разделял ответственность за создание этой мины замедленного действия – вместе с руководителями Крымского обкома и облсовета Николаем Багровым и Леонидом Грачом.

Предыстория была такова: в 1990-м году в Крыму началась агитация за «воссоздание Крымской АССР», а также об обратной передаче Крыма в состав РСФСР. Особенно успеха она не имела, поскольку УССР на тот момент сама еще не собиралась выходить из СССР, а влияние «руховцев» на её внутреннюю политику было минимальным и не сопровождалось националистическими лозунгами. Таким образом, для жителей Крыма не было большой разницы, в составе какой союзной республики находиться. Кроме того, агитаторы (у SKELET-info есть информация, что они действовали по линии КГБ) откровенно врали крымчанам: говоря о воссоздании Крымской АССР, упраздненной в июне 1945 года, они не договаривали, что та автономия была крымско-татарской, а не русской. Но в итоге перевесило поветрие суверенитета и сепаратизма, охватившее тогда трещавший СССР – и крымчан соблазнили перспективами собственной «независимости». А на референдум вынесли совершенно вздорный вопрос «вы за воссоздание Крымской АССР как субъекта СССР и участника Союзного договора?». Ведь «воссоздать» крымскую автономию в виде субъекта СССР было нельзя — Крым никогда не был союзной республикой, он был лишь национальной (татарской) автономией в составе РСФСР. Но намерение крымских коммунистов провозгласить шестнадцатую союзную республику, а потом присоединить её к РСФСР почему-то не вызвало в Кремле никакой  озабоченности – возможно потому, что те действовали с негласного одобрения союзных структур. 

Бюллетень крымского референдума 1991 года

Именно этот сценарий реализуют в 2014 году, однако в 1991-м он провалился из-за категорического отказа председателя ВС РСФСР Бориса Ельцина даже рассматривать этот вариант. Что же делал в это время Леонид Кравчук? 12 ноября 1990 года он прибыл на специальную сессию Крымского областного совета, где пытался отговорить крымское руководство от проведения референдума, используя довольно интересные аргументы. Позже участники сессии вспоминали, как Кравчук заявлял, что ему «одинаково противен и трехцветный флаг, и желто-блакитный», а также убеждал «не нужно референдум, мы вам сверху дадим автономию». Собственно говоря, именно проект Кравчука и был воплощен в провозглашенной Крымской АССР: проигнорировав вопросы и итоги референдума, Верховная Рада отказалась признать Крым еще одной союзной республикой, но взамен дала ему статус автономной республике в составе Украины. По сути, была создана совершенно новая Крымская АССР – уже не как национальная автономия крымских татар, а как «самостийный» анклав крымской компартийной элиты, уже тогда сливавшейся с милицейской мафией и набирающими силу ОПГ.

Кравчук мог категорически отказать притязаниям крымских коммунистов или удовлетворить их каким-то иным способом, и никакой крымской автономии бы не возникло. Ведь смог же он потом отказать в автономии Донбассу и на корне зарубить автономии Закарпатья, Буковины и Одессы!  Но Кравчук этого не сделал. Почему? Его поздние оправдания, что, мол, он тем самым не допустил в Крыму «второе Приднестровье», выглядят слабыми и неаргументированными.

В течение 1991 года председатель Верховной Рады Кравчук вообще совершил очень много поступков, вопросы по которым не возникли лишь из-за хаоса стремительного развала СССР. Например, почему в течение 19-23 августа 1991-го руководство УССР просто выжидающе спряталось? Более того, Кравчук потом сам признался, что приложил все усилия, даже не допустить выступлений Украины против ГКЧП. «У меня была одна задача: не взбудоражить людей до такого состояния, до такой степени, что они выйдут на улицу», — вспоминал он потом. 

 

Осталась без ответа и судьба имущества запрещенных в августе 1991-го КПУ и ЛКСМУ, в первую очередь многомиллиардных финансовых средств, которые затем всплыли в капиталах первых олигархических групп. До сих пор остается тайна искусственного тотального дефицита потребительских товаров и продовольствия в 1990-91 г.г. Ведь предприятия продолжали выпускать продукцию (сигареты, сахар, масло, колбасы), склады были забиты бытовой химией и электротоварами – но в продажу ничего не поступало. Зато созданные под крышей обкомов коммерческие фирмы (например, «Украино-Сибирская корпорация») наживались на вывозе дефицита из Украины в Россию и среднюю Азию, с бартерным обменом на нефть, уголь, металл и лес – которые затем продавались на экспорт за валюту. Не рассказывал Кравчук и о том, как с помощь студенческой «революции на граните» он сместил правительство неугодного ему Виталия Масола, заменив его на лояльного Витольда Фокина – ставшего затем отцом украинской гиперинфляции.

Или почему независимость Украины в течение более трех месяцев была никем не признанной фикцией? Действительно, хотя Рада приняла Декларацию о независимости 24 августа, признание Украины как государства началось лишь в декабре, после референдума и президентских выборов. На которых Леонид Кравчук щедро раздавал экономические и политические обещания — в том числе русскоязычным.

Но пока украинцам морочили головы листовками про «вторую Францию» и изображением купюр собственно валюты, Леонид Кравчук вел активные закулисные переговоры с американским президентом Джорджем Бушем-старшим, итогом которых стало стратегическое разоружение Украины. Позиция США заключалась в том, что они отказывались признать независимость Украины, пока та не ратифицирует договоры СНВ-1 и о нераспространении ядерного оружия. 

 

Это означало полный отказ Украины от находящегося на её территории ядерного арсенала, а также уничтожение наступательных вооружений (баллистические и крылатые ракеты, бомбардировщики, дальняя морская авиация). Кравчук мог бы проигнорировать требования США, поскольку к 20 декабря 1991 года Украину уже признали Россия и все ближайшие соседи, однако предпочел сделать уступку Вашингтону, причем не попросив взамен ничего. По крайней мере официально, потому что вопрос, за какие сребреники Кравчук продал стратегический щит Украины, до сих пор остается интригующей загадкой. 

Сергей Варис, для SKELET-info

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий