Масштабы потерь – не сопоставимые

0














Сегодня каждый имел возможность наблюдать за реакцией на диверсию, произошедшую минувшей ночью на арсенале в Винницкой области, и наверняка, каждый уже сформировал свое мнение и по поводу самого факта диверсии, и по поводу реакции на него. Мы же подведем черту под этой темой, с учетом заявленной самими нами позицией о полном исключении из поля критики наших действующих военных. Возможно, мы вернемся ко всему блоку критики уже после победы, а возможно и нет. Посему, мы просто обратим внимания на некоторые логические выводы, которые можно сделать даже не владей оперативной информацией по следствию или данных по тому, что хранилось на базе, и что уничтожено диверсией. Эти выводы может сделать каждый просто внимательно глядя на ситуацию.

Первый вывод – лежит на поверхности. Именно такой теракт на артскладах – не первый, за время войны с Россией. Тем не менее, этот случай привлек просто феноменальное внимание буквально всех возможных критиков. Уже сейчас понятно, что катастрофа, произошедшая в Балаклеи, не идет ни в какое сравнение с тем, что мы получили в Калиновке. Масштабы потерь – не сопоставимые. Тем не менее, ни Балаклея, ни предыдущие теракты не вызывали такого исступления у определенной части публики. Причем, складывается впечатление, что эта публика находится в особо возбужденном состоянии и готова кидаться вперед и рвать на себе тельняшку именно осенью. Вот теперь ее до мозга костей проняло происшествие, которое не трогало раньше, от слова вообще.

При этом, есть некоторые детали, которые оказались вообще никому не интересны. Вот, например, лето-осень 2014 года. Противник начал полномасштабное вторжение и ввел свои войска. При этом его как-то не волнуют склады боеприпасов хоть в Виннице, хоть под Харьковом. Он просто идет вперед. Кто-то попытался себе задать простой вопрос о том, почему противник озаботился засылкой диверсантов именно сейчас? Мы считаем, что кроме ущерба, который безусловно наносится нашим ВС, мы имеем дело со сменой тактики борьбы. Когда враг мог действовать военными методами, он это делал не особенно стесняясь. Теперь у него это не получается, и он перешел на тактику диверсионной войны.

Не хотелось бы показаться гонцом, несущим плохие вести, но нам надо четко понимать, что как бы мы не усиливали охрану этих складов, как бы не перекрывали их силами СБУ и военной разведки, диверсии будут продолжаться до тех пор, пока мы победно не закончим войну. Противник будет взрывать не только артиллерийские склады, но и другие важные объекты, которые мы тут просто не станем перечислять. И да, будут взорванные автомобили видных деятелей, будут предательские расстрелы и прочее. Это все вписывается в сценарий диверсионной войны. То есть, противник вынужден перейти на диверсии, как на единственно возможный способ войны. При этом, не важно, кто будет начальником ГШ или министром обороны. Мы в любом случае не сможем ввести режим расстрела всех подозрительных, кто болтается на расстоянии километра – двух от базы или что-то подобное. Это также очевидно, как и то, что при всем желании и при самых громких фамилиях мастеров военного искусства, нам не удастся избежать потерь личного состава.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий