Страна, в которой никто ни за что не отвечает

0














Для того что бы убить надежду – ее сперва нужно украсть. Без этого – убить ее просто не выйдет. Это очень старая истина которая широко используется например тюремщиками всех времен и народов, хотя не только ими, а в наших условиях широко используется и политиками тоже, что особенно печалит. Ибо это таки негуманно по отношению к собственному населению, и думается мне что рано или поздно какой-то суд (по типу Нюрнберга) облечет это в законные формуировки.

Я не хотел писать тут даже конкретно о политике, ибо банально (что во первых) и больно, если во вторых. Это можно рассмотреть на более общих примерах проектного менеджмента, лишь частным случаем чего есть государство. Время от времени кому-то таки приходится “принимать волевые решения”, то есть фактически – брать на себя ответственность. Снимая ее соответственно с других, но даже не в том дело что снимая ответственность, а в том дело что по сути запрещая им искать пути решения проблемы самостоятельно, еще со старта отвергая все альтернативы. Считается что это полезно для концентрации усилий, на некотором направлении, что собственно и задано тем “волевым решением”, однако у медали есть сторона обратная. Там очень большой риск. И риск не только в том что то решение окажется ошибочным, то еще только половина проблемы, в принципе возможно (почти всегда) сделать 2 шага назад и повторить попытку пойдя другим путем. Там есть еще и риск связанный именно с доверием. Который не всегда нам позволяет “спробуваты ще”.

Особенно если “волевой лидер” упорно не признает своих ошибок которые уже очевидны для всех. Такая ситуация приводит к полной демотивации и деморализации участников процесса, и это по сути полная жопа, Тут только конвертация разочарования в прямой открытый бунт может хоть как нибудь ситуацию спасти, и сохранить ту самую надежду. И мотивацию. Которая есть важным, и просто необходимым ресурсом для решения любой задачи. Тут можно взять примеры исторические, большевики имели весьма амбитный план, построить “коммунизм”, то ли в масштабе мировом, то ли хоть “в отдельно взятой стране”. И это звучало свежо в 1917 году. Да, глупо (с сегодняшних позиций), но свежо. И потому воспринималось. Они кстати не утверждали что это будет легко, это требовало немалых жертв и той самой “концентрации усилий”, но тем не менее. И там был даже “лидер волевой” в лице руководящей и направляющей силы, что кстати брал всю полноту ответственности. И следует заметить такой подход работал, какое-то как минимум время.

И нужно вспомнить, еще Хрущев нам обещал что “еще это поколение советских людей будет жить при коммунизме”. Не то что бы ему особо верили (уже тогда), но он хотя-бы обещал. А уже Брежнев даже и не обещал. Ошибочность самой задачи и курса стала очевидна для абсолютно всех, включая “членов партии” различных рангов, даже для руководства. И начался стремительный распад. А почему? Да вот в результате той самой демотивации, тотальной. Крушения надежд. Ведь и до Брежнева были эксцессы, были ошибки и даже катастрофы, был террор и голод, была тяжелейшая война, был раскол и междоусобица в самом руководстве страны, да чего только не было там, но окончательно вера не была потеряна, и большевики еще могли хоть как-то сохранять хорошую мину при плохой игре. Хотя есть мнение что Сталин (например) уже как минимум к окончанию второй мировой полностью осознал что партия проиграна и цель недостижима. В принципе. Что “волевые решения” оказались ошибочны а неисчислимые жертвы – вполне напрасны. Что жопа полная.

Аналогично было с Гитлером. Сам план войны был очень стремным и амбициозным, и сложно нам себе представить как Гитлер собирался завоевать весь мир, имея всего 70 млн населения, армию и ВПК разрушенные до основания еще версальским договором и.т.д. Но на первых порах ему сопутствовала удача, и в принципе он вполне удачно забодал Францию, и поставил Англию в очень тяжелое положение. Однако, там сам план войны и не подразумевал войны со всем миром сразу. Он собирался так или иначе вывести из войны Англию (а даже не одержать над ней безоговорочной победы) и сделать невозможным вступление в войну США. Именно так выглядел первоначальный план. Но выполнен он не был, и не принудив Англию к выходу из войны ни угрозой вторжения (и дипломатическими средствами), ни блокадою ее морских коммуникаций (что было очень веским аргументом кстати) Гитлер ввязался в войну с СССР. Был ли у него другой выход или нет – не так уже и важно, но план блицкрига на Востоке провалился, и к 1942 году как минимум стало понятно что он получил там затяжную и тяжелую войну. В то время как проблемы с Англией он так и не решил, и более того, США вступили в войну. И это было все, конец.

Когда ошибочность таких решений стала для всех очевидна (включая руководство Вермахта, да и не только руководство) крах стал неминуемым. И это был уже не тот Вермахт, и события на фронте покатились по наклонной. И дело там не только и не столько в соотношении сил и количестве танков, дело в той самой надежде и той самой мотивации. Даже армия, причем совсем не худшая в мире на то время – оказалась очень уязвима к этому. И это понимал сам Гитлер, пытаясь возродить надежду обещаниями какого-то чудо-оружия, или успехами например подводной войны, но это все уже мало помогало, и даже генералитет Германии не раз пытался грохнуть того Гитлера, прекрасно понимая всю катастрофичность ситуации. Тут “непризнание ошибок” еще более опасно чем сами ошибки.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий